О чувственном опыте

Дело в том, что у меня поздним летом – ранней осенью случаются лёгкие депрессии. Так было последних лет 15. Ничего страшного, нужно просто перетерпеть месяц-два. В этом году её практически не было, но её окончание почувствовал, как и всегда, чётко.
И как же это чувство расширяет знание о человеческой природе! О пресловутом наполовину полном/пустом стакане, о невозможности словесной передачи ощущений…
У идеально нормального человека нет такого опыта.

Я как-то даже завидовал искренним христианам –

некое место в их душе заполнено. У меня же – полное, искреннее равнодушие к религии, к любой. Но тут я понял, что это “место” у меня тоже не пустует (и в этом смысле я – нормален), оно занято идеями статистической физики.

Причём занято уже давно – в детстве увлекался книгами по термодинамике, потом пил с Юрочкой (и ему это, видать не чуждо) за Больцмана , за упокой его неспокойной души.

И вспоминать могу о становлении своего мировоззрения (в тех же выражениях, как и христианин), о том как меня поразил пример о принципиальном неравенстве работы по выдавливания пасты из тюбика и запихиванию её обратно…

Я слышал Сарумана Белого!

Боже, как красиво говорит Патриарх Кирилл! Как ясна и гармонична структура его речи! Как ясны и изящны его аргументы и выводы, как глубоко и строго он знает русский язык, как благородны и красивы интонации его баритона! Воспоминания о его речах – почти чувственное, непередаваемое удовольствие…

Кошки и собаки –

я понял, почему они ненавидят друг друга. Они достаточно схожи чтобы воспринимать друг друга как особей своего вида, но достаточно различны для восприятия их как кошмарных уродов. Кошка видит в собаке кошку – оборотня, собака в кошке – злую пародию на весь собачий род и т.п.

Так же относятся друг к другу русские и европейцы (в широком смысле, включая американцев и пр.).  То, что европейцами легко прощается чёрным и жёлтым людям – возмущает в русских, те отвечают взаимностью.

И главная загадка в том, почему всё это так меня задевает…

Удивляет линейное несовпадение восприятия западно-европейской музыки и архитектуры:

музыка барокко (примерно начало XVIII века) ассоциируется с готической архитектурой (ну, XIV век) – разница около 400 лет; романтическая музыка (первая половина XIX века) – с архитектурой барокко, разница лет 150, а вот музыка и архитектура конца XIX века – синхронны!

Топология Петербурга

Питер в малом масштабе (скажем, до 15 минут пешком) упорядочен – перспективы ясны, улицы прямы и плоски. Даже если ты тут впервые - ясно, что справа и слева есть параллельные улицы и пересекаются они (примерно под прямым углом) таким же плоско – параллельным набором. Москва же в малом – хаотична, перспективы нет вовсе, переулки подобно капиллярам случайно вьются вверх-вниз, вправо—влево…
Но в более крупном масштабе (от получаса пешком) Москва обретает чёткую радиально-концентрическую структуру, набирают силу понятия «к центру» и «от центра». Эти понятия чужды питерским людям – они искренно не понимают объяснений москвича, который всегда чувствует центр. Всё потому, что Питер в целом структуры не имеет, все эти плоскости и перспективы сцеплены случайно, нет основного правила, которое можно запомнить…
И бредёт бедный москвич, мучимый жарой этого августа, погружаясь в безумно длинные и яркие, вечно отражающиеся друг в друге проспекты, и уж воображает себя то Брюсом Ли, ожидающим нападения из зеркала, то дедушкой Борхесом, приглядывающим за библиотекой, то бог его знает кем ещё…

Важное сообщение

В августе 2005 года vasvas провёл ряд экспериментов. Одним из последствий явился распад личности vasvas-а на три составляющие: Герр Профессор (вампир, возраст более полутора тысяч лет), Чичи и Мими (две обезьянки).
Просьба принимать во внимание при интерпретации текстов vasvas-а.